Previous Entry Share Next Entry
Мрак кромешный...
ravno_i_rovno
Originally posted by _corso_ at Мрак кромешный...



Честно говоря, уже после первого прослушивания этой речи (а я ее, между прочим, внимательнейшим образом прослушал целых четыре раза) хочется заткнуться навсегда.
И вовсе не от этих увещеваний, больше похожих на угрозы.
Заткнуться хочется от бесконечно тягостного ощущения, что никакие внятные и осмысленные слова в нашей стране больше никому не нужны - как, собственно, не нужно и то, что мы пытаемся защитить. Если исходить из того, что каждый народ имеет именно ту власть и то общественное устройство, которые заслуживает, то, видимо, таким же образом он получает заслуженные им образование и культуру, заслуженную церковь, а заодно - вполне заслуженного предстоятеля этой церкви.
От других эпитетов я, с вашего позволения, воздержусь - умному всё и так понятно, а злить дураков, как известно, занятие абсолютно бессмысленное.
Но затыкаться я всё-таки не буду - человек я достаточно упрямый, а правда - она ещё упрямее. Правда же состоит в том, что упомянутые в этой речи "значительные усилия государства и церкви" (общество я из этого списка я, пожалуй, исключу - общество ко всему произошедшему никакого отношения не имеет) были направлены на то, чтобы, создавая видимость бурной деятельности, ни на йоту не отступить от первоначальных намерений дать церкви возможность получить любое недвижимое имущество, к которому она когда-либо имела хоть какое-нибудь отношение. Без каких-либо ограничений.
В чем нетрудно убедиться самостоятельно, ознакомившись с текстом уже принятого закона
Некоторую "дымовую завесу" - видимо, то над чем государство и церковь работали особенно тщательно - создают здесь первый и четвертый пункты пятой статьи, а именно те места, где говорится о том, что церковь должна брать на себя обязательства по охране, сохранению и реставрации памятников, и дается обещание не разорять музеи, а предоставлять им "равноценные помещения" для осуществления их "уставной деятельности".
Что касается обещаний охранять, сохранять и реставрировать, то цену этим обещаниям в нашей стране мы все уже хорошо знаем. Тем более, что вопрос о том, кто и на какие средства это будет делать, по-прежнему остается открытым. Что же касается музейных помещений, то здесь всё ещё более очевидно. Если в храме или монастыре находится музей лаптей, прялок или мягкой игрушки, то "равноценное" помещение для их экспонирования предоставить нетрудно - были бы средства. Но музей фресок Дионисия, например, может существовать как музей исключительно в том помещении, где эти фрески находятся - иначе он перестанет осуществлять свою "уставную деятельность" или, говоря человеческим языком, перестанет быть музеем фресок Дионисия. Никаких "равноценных замен" невозможно подобрать для Спасского собора Мирожского монастыря, для церкви Спаса на Ильине улице, для церкви Ильи пророка в Ярославле и для нескольких десятков других памятников древнерусской архитектуры и монументальной живописи. Эти церкви являются не музейными помещениями, а собственно предметами музейного хранения, изучения и показа. И не понять этого может только полный идиот, а поскольку идиотов среди создателей и защитников этого закона всё же, видимо, нет, остаётся предположить, что идиотами они считают всех остальных.
В общем, несмотря на крайне печальные результаты, мы намерены бороться дальше. И с этим законом, и с каждым конкретным случаем его применения, который будет как-то угрожать тому, что принято называть общенародным культурным достоянием - при всех моих озвученных выше сомнениях в том, что народу это достояние хоть зачем-то нужно. В конце концов, искусство это создавалось для Царствия и является свидетельством о Царствии. Вот для Царствия мы его и попытаемся сохранить.

Да и последнее. Вы, наверное, заметили, что я не имею обыкновения называть себя интеллигентом. Может быть, потому, что моя покойная маменька по этому поводу обычно говорила, что "последних интеллигентов у нас в 1920 году в Черном море утопили". Так это или нет - в данном случае совершенно неважно, поскольку этот эпитет ко мне всё равно не имеет никакого отношения. Я - внук повара и мороженщицы, правнук аштаракских крестьян и гюмрийских сапожников. И заклинания, призванные разбудить плаксивую интеллигентскую рефлексию на меня - увы! - не действуют...


?

Log in